Оригинал взят у [livejournal.com profile] fi_la в Украина. История Протеста
Когда-то вышедшие протестовать против сложившегося уклада Лютер, Кальвин, Нокс, Цвингли и их сподвижники полностью изменили облик современной им Европы, определив будущее развитие мира.
Свободный дух протестантской этики сделал возможным развитие цивилизации и привел нас в мир научного прогресса и защиты прав человека.
С тех пор Протест стал понятием не только почетным, но и судьбоносным.
И пусть происходящее в Украине скорее всего не окажет влияния на развитие всей цивилизации, но для нашей страны это Протест с большой буквы. Благородный, объединяющий, немного наивный, иногда отчаянный и очень-очень светлый. Протест, который будит Реформацию – изменения в обществе и в себе.

Предпосылки Протеста

Янукович стал президентом не вполне демократичным путем. Те, кто немного знаком со спецификой избирательного процесса, знают, о чем говорят аномально высокие показатели явки и голосований «за» в определенных регионах. Вбросы и приписки в подконтрольных областях при относительно низкой общей явке позволили Януковичу ненамного обогнать Тимошенко во втором туре выборов.
Это стало возможным в том числе потому, что в 2004 году на Майдане мы отстояли демократические ценности, и президент Ющенко не стал включать административную машину с целью обеспечить «нужный» результат.
Придя к власти, Янукович немедленно начал выстраивать схему ее удержания. Тимошенко отправилась в тюрьму, а все органы власти претерпели тотальные изменения. Был ротирован состав судей, избирательных комиссий, прокуроров, верхушка МВД. Все посты занимали выходцы из Донецкой или Луганской области (за редким исключением). То же касалось и губернаторов, которых назначал президент.
За несколько лет произошло слияние всех ветвей власти под крылом «Партии Регионов» и лично Януковича.
Изменения, внесенные в действующую конституцию, резко расширили полномочия президента, однако, вопреки нормам права, Президент не был переизбран, по сути, нелегитимно обретя новые права.
Консолидируя власть, президент одновременно старался всячески ограничить свободу слова, покупая либо выдавливая независимые медиа. Покупка и уничтожение холдинга, в который входили наиболее авторитетные и популярные независимые издания «Корреспондент» и «Форбс. Украина» стала венцом этих усилий.
Быстро ухудшалась и ситуация в экономике. Ведь все действия президента были направлены на личное обогащение и обогащение «семьи» - его детей. Дети быстро стали миллиардерами, благосостояние «семьи» тоже выросло неизмеримо. Нормальной практикой стал захват компаний крупного и среднего бизнеса с введением «смотрящего» и отчисления части прибыли семье. Нелегальное производство водки стало «семейным» бизнесом и резко выросло.
Работа фискальных ведомств преобразовалась в чистый рекет. Необоснованные штрафы и требования переплат по налогам стали нормой для украинского бизнеса. Бюджет наполнялся ценой обрушения среднего и малого бизнеса.
О развитии экономики никто даже не думал. В результате, ВВП вновь начало падать (с очень низкого уровня). Падать настолько, что перед началом революции премьер Азаров вдруг сменил любимую риторику и вместо «улучшений», о которых говорил два года, стал вдруг вещать о «катастрофе», которую можно избежать, только привлекая российские деньги.
Экономика действительно в катастрофическом состоянии. Зато семья президента стала наконец одной из самых богатых в стране.

Сближение с Европой и Евромайдан

Непосредственным поводом для первых протестов стал отказ от подписания соглашений с Европейским Союзом.
Тут надо понимать, что союза с Европой люди хотели не утилитарно. Очень мало кому нужен был безвизовый режим. Те, кто имеет возможности ездить в Европу, спокойно делали это и с визами. А те, кому не позволяли доходы, и не интересовались особо безвизовым режимом.
Не интересовали людей и европейские кредиты. Все кредиты до тех пор никак не сказывались на жизни обычных людей, растворяясь где-то наверху.
Тяга к Европе была эмоциональной. Мы хотели и хотим быть частью европейского пространства. Европа нас манит и чарует некоторой ментальной близостью. Европа, как халва – это слово, которое приятно говорить и котором приятно думать.
Большинство людей ходило на митинги «за Европу» имея в виду именно эту эмоциональную подоплеку.
Впрочем, была и рациональная подоплека. Многие (и я в том числе) думали и думают, что европейская бюрократия так или иначе ограничит всевластие Януковича, и не будет молча смотреть на попирание демократии. Мы рассчитывали на Европу, как на некий сдерживающий фактор, альтернативой которому был «союз диктаторов», где в компании Путина и Лукашенко Янукович бы чувствовал себя уверенно.


Избиение студентов – поворотный пункт Протеста


Евроинтеграционные выступления были массовыми, но в них не было отчаянной решительности. Люди просто хотели показать власти, что у них сформировалась определенная точка зрения на вопрос выбора внешнеполитического вектора. Показать активно, но не ультимативно.
Кто-то ходил на тот Евромайдан, кто-то, морально поддерживая, оставался дома и занимался своими делами.
После ночного избиения студентов изменилось все. Надо понимать, что избиение вызвало такую волну Протеста потому, что было своеобразным символом. Уже много лет в нашей стране страшно выходить на улицу. Пьяные депутаты могут задавить пешехода, веселые мажоры из Партии Регионов безнаказанно избить посетителей кафе, милиция может забрать и избивать ни в чем не повинных людей.
Аппарат репрессий потихоньку давил людей на самых разных уровнях уже много лет. Истории погромче, как с Павличенко или Врадиевкой, становились достоянием общественности, истории потише заминались, оставляя кровавые раны у потерпевших.
Избиение молодежи стало апофеозом жестокости и бесчеловечности власти. Именно в ответ на бесчеловечность вышел Майдан, который по инерции и в память об избитых еще назывался Евро, но фактически был просто Майданом, требовавших наказания виновных, и, самое главное, ОТСТАВКИ ВЛАСТИ.

Социальная палитра и самоорганизация

Майдан, который протестовал против Януковича и его власти, репрезентативно представлял население Украины. Тут была и молодежь, и люди среднего возраста, и пожилые. Тут были и студенты, и безработные, и рабочие, и интеллигенция, и менеджеры, и владельцы бизнесов. Тут были люди из всех регионов страны (импровизированная «стена» из табличек с названиями населенных пунктов, которые представляли обитатели Майдана насчитывала сотни «кирпичиков»).
Протест, как и положено настоящему протесту, не был делом одной группы населения. Люди, стоявшие на Майдане, в большинстве своем не относились ни к одной политической силе, и очень скептично воспринимали речи политиков. Более того, в самом начале протеста существовал даже отдельный «майдан без политики», однако очень скоро стало понятно, что раскол губителен, и надо объединять всех, кто против президента.
Главным отличием Майдана-2013 от Майдана-2004 стало полное отсутствие финансирования со стороны партий или олигархов. Денег катастрофически не хватало (не хватает и до сих пор). С первых дней был организован сбор еды, одежды, а чуть позднее медикаментов (к большому сожалению, сейчас пожертвования на медикаменты стали большей частью трат, по крайней мере, судя по личной статистике).
В зданиях КМДА и дома Профсоюзов были организованы опорные пункты, где людей обеспечивали всем необходимым. Сюда же приносились припасы всех возможных категорий.
Организованности и слаженности работы с этих центрах могла бы позавидовать любая большая компания. И это при том, что действовал принцип самоорганизации. На каждом участке появлялся инициативный менеджер, а волонтеры полностью отдавали себя в его распоряжение.
Скажу честно, слаженности работы, например, кухни, мог бы позавидовать, например, DHL.
Это была (и остается до сих пор) настоящая rex publica – общественная власть, чем-то похожая на самоорганизацию Запорожской Сечи.
В дальнейшем опыт слаженных и эффективных взаимодействий был перенесен на строительство баррикад и другие масштабные проекты.


Протестантская этика и дух Майдана

Поскольку дело происходит в Киеве, и значительную часть Протеста составляют люди с хорошим доходом (сделавшие себя сами), Протестантская этика выражается в том, что на Майдане всегда было чисто и аккуратно. Отлично работали туалеты, вывозились нечистоты, а снег убирался намного быстрее, чем в остальном городе.
Республиканцы Майдана поддерживали территорию в практически идеальном порядке.
А доступ в подвозимому продовольствию и одежде не делал людей жадными охотниками за халявой. Протестанты вели себя с достоинством (и ведут), воплотив коммунистический принцип «каждому по потребностям».
Неизменно поражался я, приходя на Майдан, и царящей атмосфере доброжелательности и приветливости. Я, по натуре, мизантроп, и не очень люблю общаться с людьми, но в данном случае открытость подкупала настолько, что заставляла улыбаться в ответ.
Максимальная предупредительность, и поразительное душевное единство сплачивало Майдан крепче, чем формальные призывы и развлекательные номера со сцены.
Если прошлый Майдан был окрашен в оранжевые цвета, то нынешний уже сугубо украинский. Цвета флага на ленточках, исполнение гимна, и гордость за страну – отличительные маркеры этого Майдана.
При этом надо отметить, что говорит Майдан все же больше по-русски, чем по-украински. При этом собеседники с удовольствием меняют языки, подстраиваюсь друг под друга.
Возникало чувство, что люди приносят на Майдан свои положительные эмоции, а уносят с него положительные эмоции, щедро оставленные другими.


Мирный Протест

На протяжении нескольких месяцев десятки тысяч людей собирались на Майдан ежедневно. На выходные же в центр Киева приходили сотни тысяч людей (более 500 тысяч одновременно и до миллиона побывавших на митинге за день).
Масштаб протеста небывалый. И для Украины, и для постсоветского пространства в целом. Люди день за днем требовали отставки президента, правительства, роспуска Беркута, наказания виновных в избиении.
Люди пережили попытку силового разгона митинга 11 декабря. Тогда мирных и безоружных людей готовили к разгону и арестам. Беркут и титушки, окружившие площадь, жаждали крови. Но Киев отреагировал мгновенно, и уже через полтора часа после начала атаки площадь пополнилась киевлянам, приходящими отовсюду. Штурм не удался, и страх начал пропадать.
Несмотря на силовые меры, люди сохраняли исключительно мирный характер Протеста. Они обращались к Президенту, будучи убежденными в том, что он не может игнорировать мирный протест такого масштаба.
Когда недоверие тебе высказывает миллионный митинг, ты обязан отреагировать. Это закон для любой цивилизованной страны.
Янукович два месяца делал вид, что ничего не происходит, довольно набивая карманы, полученными из России долларами.
Стало понятно, что он, рассуждая «по понятиям», считает всех собравшихся «лохами», которых можно не слушать. Сила же на его стороне, рассуждал Янукович. Они меня боятся, и могут стоять еще год.
Далее он решил, что на требования народа можно ответить ужесточением законов. Пусть боятся еще больше, подумали в администрации президента. Начнем арестовывать активистов, и толпа быстрее разойдется.
И вновь силовые меры породили изменение характера Протеста.

Законы 16 января и сила народа

В законах от 16 января власть решила собрать все, что так досаждало ей в последнее время. За участие в мирном протесте – 15 лет тюрьмы, за оскорбление судей – тюрьма, за сбор информации о судьях или беркуте – тюрьма, за движение в колонне по пять машин – тюрьма с конфискацией. Плюс возможность запрещать интернет-издания и использовать в качестве доказательств записи в социальных сетях.
Эти законы позволяют пересажать практически всех, кому не очень нравится наш дракон (то есть, президент и его сподвижники). Янукович предполагал, что общество проглотит законы, и он запустит репрессивную машину.
В ответ народ показал свою силу. Сила народа была и остается в единстве и численном превосходстве над силами, защищающими власть. Собравшиеся на митинг не намерены были дольше пассивно стоять на Майдане. Вопреки призывам лидеров оппозиции, которые попытались возглавить процесс, и сохранить протест в рамках плясок на главной площади, люди двинулись к правительственному кварталу, доступ в который охранял Беркут.
Шествие возглавили представители радикальных молодежных организаций, взявших на себя функции «застрельщиков». Но они были не одиноки. Их активно поддерживали все те, кто до этого два месяца стояли на Майдане. «Передовая» была сформирована из людей в касках и со средствами защиты, но уже во второй линии можно увидеть обычно одетых людей.
Прорвать ряды Беркута сразу не удалось, и началась активная стадия противостояния. Тут уже Беркут проявил себя во всей красе, демонстрируя чудеса жестокости. Град светошумовых гранат, слезоточивые газы, выстрелы резиновыми (и как потом выяснилось не только) пулями (с акцентом на расстрел журналистов и медиков, ходивших в специальных жилетах), и захват заложников, с последующими избиениями и надругательствами.
Организовавшийся народ отвечал камнями и «Молотовым» (собственно, это продолжается до сих пор).
Разделителями вначале служили горящие, а потом и сгоревшие автобусы. А потом, когда в одной из вылазок, Беркут их растащил, пришла пора построения баррикад.
Главным ноу-хау стало использование заграждения из горящей резины, которая резко ограничила возможности Беркута и с точки зрения набегов, и с точки зрения стрельбы.
Чтобы понять масштаб вовлеченности киевлян в процесс, можно посмотреть на фотографии горящих резиновых баррикад. Все эти «бублики» (как их стали называть в целях конспирации) были свезены в центр преимущественно частным легковым транспортом за пару дней. Ни одна служба доставки не сработала бы так оперативно.
Фактически весь наличный Беркут оказался заблокирован на улице Грушевского, где стоит и звереет до сих пор.
Это сделало возможным успешный захват протестующими областных госадминистраций уже в десяти регионах Украины.
К сожалению, на этом этапе начались массовые жертвы. Власть не остановилась перед убийствами – погибло по меньшей мере пять человек, в числе которых жестоко замученный ученый, а число пострадавших уже исчисляется тысячами. При этом скорые обязывают информировать о травмированных поступающих в больницу, и их тут же забирают силовики. В этой связи, с повышенной нагрузкой работают развернутые практически в месте боев полевые госпитали, которые оказывают полный набор первой помощи, и даже осуществляют реанимационные мероприятия.
Тем не менее, именно активные действия заставили Януковича пойти на переговоры. Наш президент, будучи бывшим заключенным, понимает только силу, и именно сила народа заставила его вступить в переговоры.

Воля народа

Переговоры прошли 23 января. Вели их лидеры оппозиции, попросившие мандат Майдана. Однако, мандат этот был выдан уже с некоторым недовольством и оглядкой на то, что Янукович готов говорить только с этой тройкой.
Результаты переговоров оказались неутешительными. Несмотря на то, что народ показал власти свою силу не только в Киеве, но и в целом ряде регионов, Янукович не был готов к диалогу. Как настоящий террорист, он предложил отпустить заложников (арестованных ранее людей, которых держат сейчас в СИЗО) в обмен на прекращение действий против него.
Когда с этой новостью Кличко и Тягнибок появились на баррикаде на Грушевского, их освистали. Послушав пару минут и не услышав конструктива, народ начал готовиться к продолжению противостояния.
На Майдане, где оппозиционеры выступали уже с трибуны, ситуация повторилась. Тягнибок открыл голосование, и Майдан подавляющим большинством выступил против переговоров с террористами, в роли которых выступила власть.
Народ оказался мудрее переговорщиков. И решительнее. Беспредел со стороны власти, похищения людей, массовые аресты, введения все новых ограничений не позволяют думать о том, что обещания президента чего-то стоят.
Единственно, что стало окончательно понятно – президент официально признает, что суды полностью зависят от него, и будут принимать решения в зависимости от его приказов.
А это в свою очередь говорит о том, что бороться надо до конца.

Народная Украина

По состоянию на сегодня Киев перестал быть единственным очагом сопротивления. Многотысячные митинги проходят в большинстве областей, а в ряде регионов протестантам удалось захватить центры государственной власти, и объявить о народной власти.
В Украине началось движение по перезагрузке власти на всей территории страны. Движение, которое не было никем организовано, и которое стихийно возникло в ответ на антинародную политику власти.
Движение Протеста прошло все стадии. Индивидуальное, одиночное несогласие – массовое недовольство – долгий мирный протест – масштабные акции неповиновения.
На каждой из стадий, власть, пойдя на компромисс, могла бы избежать эволюции Протеста. Но она этого не сделала, и теперь очевидно, что у президента два выхода – либо кровавая попытка подавления протестантов, либо отставка.
Морально Протест готов к каждому из вариантов развития событий. При этом люди, которые стоят сейчас на Майдане, на Грушевского, на площадях городов, мечтают о том, чтобы все закончилось мирно. Отставкой президента, перезагрузкой власти и новыми выборами.
Они мечтают о мирной и счастливой Украине, которая мало-помалу будет отходить от края пропасти, в которую ее заставил заглянуть Янукович.

Что дальше?

У Протеста нет четкого плана действий на время после отставки правительства и президента. Сейчас это первичная цель, на достижение которой направлены все ресурсы. После того, как она будет достигнута, народ будет определяться.
Но нет сомнений в том, что теперь люди не будут пассивны. Протест породил другое мышление. И теперь нет сомнений в том, что малейшее покушение на права и свободы будет сталкиваться с решительным протестом. Таким же решительным, как сейчас.
Нет сомнений и в том, что протестные события заставили граждан еще больше любить свою страну. Мы консолидируемся вокруг идеи процветающей Украины, и приложим немало сил для того, чтобы реализовать ее.
Верю, что все именно так и случится.

Profile

g_lioness: (Default)
g_lioness

March 2014

S M T W T F S
      1
234567 8
910 1112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 04:55 pm
Powered by Dreamwidth Studios